История

Замок князя Потёмкина в Островках

Замок князя Потемкина в ОстровкахЕсть памятники старины, которые постоянно привлекают к себе внимание. Один из них — дворец светлейшего князя Г.ЪА. Потемкина-Таврического в Островках на Неве. Дворец этот в годы войны был превращен в руины, а нынче от него остался фундамент да часть стены. Но снова и снова притягивает к себе это место на Неве…
«А как я господин в своем доме, то и тут хочу что мне нравится», — говаривал светлейший, который, как известно, славился своей оригинальностью. Причудливому характеру князя вполне соответствовал фееричный дворец в Островках, построенный в 1784 — 1786 годах, — «архитектурный гибрид», собравший воедино все, «что нравится».

«Готический замок»? Да, конечно, и притом очень похожий на Баболовский дворец Потемкина в Царском Селе, на очень знаменитую тогда виллу английского писателя Горация Уолпола «Строуберри хилл». Ну а башни, зубчатое завершение стен — это уже то, что «понравилось» князю в усадьбах малороссийской знати. Не было забыто и о собственной доблести князя: уже были приготовлены медали на завоевание Турции, а пока Потемкин, «возмечтав» себя султаном, соорудил на главном фасаде замка две башни с остроконечными шатрами. Они повторяют Ворота Приветствия (Бабус-Селам) в летней резиденции турецких владык Топкапы.

Строители дворца изменили и рельеф здешней местности, превративший окрестности дворца в пейзажный парк с холлами, рощами и аллеями.

Парк, вероятно, распланировали И. Е. Старов и его помощник архитектор Ф. И. Волков при участии английского садового мастера Вильяма Гульда.

Главным акцентом парка стали устроенные на реке, близ большого невского острова, маленькие островки, давшие название самой мызе.

Замок князя Потемкина в ОстровкахКак жилось князю в новом доме? Всего два дня из жизни дворца и его владельца доподлинно сохранила для нас история. Было это 18 июля 1785 года. В первом часу дня Екатерина II «соизволила восприять шествие» из Пеллы на мызу его светлости князя Потемкина. Катер и три шлюпки перевезли государыню со свитой через Неву, затем путники подошли к мызе, перед которой была встречена императрица пушечной пальбой. Г. А. Потемкин проводил Екатерину в «покои тамошнего дома», где состоялся обед. После обеда императрица от мызы его светлости отъехала — в шлюпке ведомства Военной коллегии.

И день второй — 18 июня 1786 года. В полдень Екатерина II, великий князь Павел Петрович и великая княгиня Мария Федоровна со свитой отправились в Островки, на дачу Потемкина. У дома государыню вновь встретил сам хозяин. Состоялось «обеденное кушанье», а «во время стола, при питии за Высочайшие здравия… происходила пушечная пальба из поставленных близ дома пушек. В продолжение стола играла в покоях духовая, а пред покоями роговая музыка»…

Последующим владельцам дворца размах всесильного фаворита свойственен не был. В 1790-е годы мыза Островки с деревнями перешла в руки семейства Чоглоковых. «Живописное местоположение, высокий берег, красивые башни, прикрытые прекрасной зеленью, и все это, отраженное в зеркале небольшого залива, замкнутого зелеными островками — невольно привлечет ваше внимание. Это самое красивое место,» — восхищался А. П. Милюков дачей Чоглоковых на страницах газеты «Санкт-Петербургские ведомости» в 1844 году.

Но уже вскоре Чоглоковы, продавшие за долги большую часть своих земель, уступили дворец своим соседям — помещикам Голохвастовым. Лет через двадцать дворец стоял без крыши, с обвалившимся карнизом; внутри развалин росли деревья. Руины таинственного замка, как пишет М. И. Пыляев, окружали предания о том, что в ненастные осенние ночи в сумраке парка появляется тень прекрасной молодой женщины с ребенком на руках, а наверху башни показывается убитый горем старик. Среди развалин якобы слышались стоны и крики жертв князя Тавриды, прятавшего во дворце свой «гарем».

Во второй половине ХIХ века Островки начали славиться как замечательное дачное местечко, а гравюры с видами дворца и его окрестностей украшали страницы столичных журналов. «Мы наняли дачу в „Островках“ на Неве, вблизи прежнего потемкинского имения, куда вскоре и переселились, — вспоминал Н. А. Римский-Корсаков о лете 1875 года, — … Мы жили в уединении, и только дважды нас посетили гости: пианист Д. Д. Климов с женою и Кюи. В начале сентября мы возвратились в Петербург».

В 1884 году Голохвастовы начали реставрацию замка, намереваясь отделать главный зал и устроить три квартиры для дачников. Не удалось.

Потом новый владелец — с.-петербургский купец И. М. Оленчиков по частям восстанавливал дворец. В 1910-е годы дворец увидел барон Н. Н. Врангель: "… На холмах, поросших густым парком, белый гигант-дом с высокими башнями — напоминает дворец Чесменский. Стройно вытянулась башня, а с нее со сторожевой вышки, далеко-далеко видно Неву с ее берегами. Дом белый, с красными крышами; окна, как бойницы...".

Не только многочисленных дачников, но и художников притягивала в ту пору усадьба в Островках, которую Н. К. Рерих назвал «лишь одним характерным местом» за всю дорогу от Петербурга до Шлиссельбурга. Зимой 1916 года здесь работал над этюдами А. А. Рылов, летом 1923 года писал картины И. И. Машков.

А сегодня, как и раньше, приезжают сюда дачники-петербуржцы, и все так же шумит на невских порогах речная вода. Но навсегда умолкла роговая музыка и погасли свечи в окнах исчезнувшего замка. Только островки и остались.

Автор Наталья СЕДОВА
Газета «Санкт-Петербургские ведомости»

6 изображений

  • Островки. Вид с башни дворца. Фото 1910-х.
  • Островки. План дворца. И.Е. Старов. 1784
  • Островки. Проект дворца. Чертеж И.Е. Старова. 1784
  • Островки. Главный фасад дворца. Фото 1910-х

1 комментарий

avatar
Как жаль! Хорошо, что хоть память осталась…
0

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.